Транспортный налог включат в цену бензина

Правительство России решило включить транспортный налог в цену бензина. Судя по всему, автомобильное топливо подорожает значительно дороже, чем планировалось изначально. Кому выгодна грядущая реформа, а кто от нее пострадает – выясняли журналисты и эксперты издания «Русский Newsweek».

Расследованием махинаций при дорожном строительстве занимаются оперативники МВД. И сейчас они признаются, что нагрузки стало меньше. Последнее крупное расследование Следственного комитета МВД на этот направлении – знаменитое «дело МКАД» о хищении 350 млрд неденоминированных рублей в середине 1990-х. Его закрыли в прошлом году. В Следственном управлении МВД по Центральному федеральному округу подтверждают: ни одного дела нет. «Строить надо больше, тогда и появятся», – шутит высокопоставленный собеседник в МВД.

И действительно, анекдот: объемы строительства и особенно ремонта дорог за последние годы упали так, что даже здесь, в одной из самых лакомых для мошенников отраслей, почти нечего своровать. «Потребность в финансировании ремонта и содержания дорог удовлетворена на 33%» – значится в презентации Министерства транспорта, попавшей в распоряжение Newsweek. Не хватает и на прокладку новых дорог – так, московские власти уже заявили, что средства не позволяют достроить в срок Четвертое транспортное кольцо. Некоторые столичные чиновники тут же предложили новую схему финансирования: строить дороги на деньги «заинтересованных в этом» придорожных магазинов, ресторанов и мастерских.

В федеральном правительстве тоже объявили, что строительство дорог – снова один из главных приоритетов. Дорожная реформа, детали которой сейчас утрясаются в министерствах, предполагает создание специального бюджетного фонда, где будут аккумулироваться средства на строительство и ремонт дорожного полотна. Идея подается в лучшем свете. Президент берет под особый контроль опасно «танцующий» мост в Волгограде, а премьер твердо обещает через несколько месяцев присоединить к России Дальний Восток – достроить легендарный участок Чита–Хабаровск. В следующем году, уверены чиновники, деньги на такие проекты будут поступать уже из нового фонда.

 

Но чтобы его наполнить, заплатить придется не бюджету, а самим автомобилистам. Минтранс предлагает резко увеличить акциз на бензин и собирать «дорожные» с каждого литра, купленного на заправке. Формально платить за это будут нефтеперерабатывающие заводы, но их практика давно известна: любое подорожание перекладывается на потребителя.

Прекрасно это понимая, чиновники обещают отменить транспортный налог – тот самый, который взимается один раз в год и зависит от мощности двигателя. Впрочем, если верить презентации Минтранса, размен получится неравноценный. Бензин, солярка и моторные масла подорожают в среднем на 4 рубля за литр. Даже с учетом отмененного налога каждый владелец машины заплатит за эту реформу от нескольких до десятков тысяч рублей в год в зависимости от расхода топлива. И нет гарантий, что эти средства действительно пойдут на дороги, а не в карманы.

БОГАТЫЕ МЕНЬШЕ ПЛАТЯТ

В редакцию налогового портала Taxadvisor недавно пришел вопрос от читателя: «Просьба объяснить мне, тупому, почему я должен платить транспортный налог, несмотря на то, что машина уже два года стоит в гараже. И не ссылайтесь на свое дурацкое законодательство». Юристы попытались объяснить, что налог транспортный, а не ездовой, но читатель остался недоволен. Но с отменой налога, похоже, недовольных станет только больше.

Размер транспортного сбора зависит от количества лошадиных сил: чем их больше, тем выше налог. Так, владелец машины мощностью 75 л.с. сейчас платит чуть больше 500 рублей в год, а «заряженный» автомобиль с 250 л.с. под капотом обходится почти в 40 000 рублей. Несложно подсчитать, что владельцы недорогих и маломощных машин от отмены налога и удорожания бензина сильно проиграют, а хозяева навороченных джипов и спорткаров, наоборот, выиграют.

В любом случае, говорит собеседник Newsweek в аппарате правительства, повышение скорее всего будет идти постепенно в течение нескольких лет – слишком велики риски социальных взрывов. Рост цен в среднем на 4 рубля означает, что дизель в итоге подорожает на 2,5 рубля, а 95-й бензин – на 6 рублей, считает аналитик Банка Москвы Денис Боровов. Не исключают этого и в Минтрансе.

Больше других ездят дальнобойщики и таксисты, вот они больше всех и заплатят, говорят в министерстве. Те уже возмущаются. Таксисты грозят поднять тарифы, дальнобойщики – перекладывать затраты на перевозимый ими товар. «Они хотят перераспределить этот рост на каждый кусок хлеба и помидор», – пугает источник в ведомстве, но при этом отмечает, что льгот скорее всего не будет: кто много ездит и, соответственно, разрушает дороги, тот пусть и платит.

Водители действительно в бешенстве. «Они там с ума посходили?! – негодует председатель Межрегионального союза водителей-профессионалов Александр Котов. – Какая взаимосвязь между дорогами и топливом? Давайте еще цены на хлеб и молоко увеличим, заложим туда дорожные деньги». Котов обещает, что профсоюзы тут же отреагируют протестами.

ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

В правительстве признают, что эти решения дались нелегко. Новый фонд надо чем-то пополнять, и транспортный налог для этого не годится: сборов мало, проблем много. В прошлом году его пытались увеличить, но случился скандал – народ бастовал сразу в нескольких городах. С акцизом на бензин не проще, но от него хотя бы денег больше. Если транспортный налог давал казне 62 млрд рублей, то выручка от акциза составит уже 277 млрд, говорят чиновники. Половину этих денег направят в дорожный фонд, остальное – в регионы.

Эксперты боятся, что новая реформа – возврат к хорошо забытой старой. В России уже был Федеральный дорожный фонд – отдельная от бюджета организация, примерно такая же, как Пенсионный фонд или Фонд социального страхования. Но в 2001 году фонд упразднили – слишком громко гремели вокруг него коррупционные скандалы. Профильных чиновников через день хватали за руку то за нецелевую растрату, то за серые схемы.

С ликвидацией фонда одной кормушкой стало меньше, но проблем с дорогами не убавилось – объемы строительства стали падать. Идея возникла снова. В конце прошлого года Минтрансу, где давно мечтают о внебюджетном фонде и ежегодной несгораемой сумме на дороги, поручили ее разработать.

Минфин тут же встал на дыбы – Алексей Кудрин всегда был против привязки расходов к доходам. Министерству удобно, когда можно без проблем перекидывать деньги из одной статьи в другую, а появление целевых фондов не позволяет этого делать, поясняет правительственный чиновник. «Нам идея [внебюджетного фонда] категорически не нравилась, брыкались как могли», – вспоминает собеседник в Минфине. В итоге Кудрин смирился, но при одном условии: он не должен уходить из-под его крыла, то есть из бюджета. Путин дал добро.

Идей, чем наполнять этот фонд, все больше. Кроме акцизов на бензин, предлагается ввести плату за проезд по дорогам для тяжелых грузовиков. На этом планируют заработать 64 млрд рублей. Раскошелиться, возможно, придется и владельцам придорожных кафе, автозаправок и кемпингов. Это еще 2,8 млрд рублей в год. В Минтрансе также подумывают поднять цены на маломощные автомобили – взимать акцизы за легковушки мощностью до 90 л.с. Сейчас они акцизом не облагаются, потому что это машины экономкласса, то есть для народа.

Взамен чиновники обещают водителям, что хорошие дороги позволят сэкономить на эксплуатации автомобиля. Некачественное дорожное полотно – это треснутые диски, потертая резина и сломанная подвеска. В презентации Минтранса этому посвящена большая табличка. Эксперты подсчитали: несмотря на новые сборы, владелец легковушки сэкономит $2,5 на каждые 100 км, владелец грузовика – $100.

БЕЗ ГАРАНТИИ

В любом случае, не стоит ожидать, что российские дороги превратятся в немецкие автобаны, уверены эксперты. Станут строить больше дорог – вырастут масштабы хищений. «В строительстве дорог уровень воровства такой, что поглощает любые финансы. И контролировать невозможно, как не старайся», – говорит независимый эксперт Сергей Асланян. Зачастую и дороги еще нет, а махинации вокруг нее уже идут, рассказывает один из оперативников МВД: бизнесмены и чиновники скупают участки и недвижимость, фигурирующие в проекте, а затем получают за них крупные компенсации.

Чем дороже стройка, тем удобнее маскировать хищения. Строительство одного километра полосы в Москве обходится в $3–4 млн, эстакады – $10–12 млн, тоннеля – $40–60 млн. Поэтому в Москве очень любят строить тоннели. «Лефортовский, Северозападный, Алабяно-Балтийский – можно было обойтись обычными дорогами или виадуками», – считает научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин. Ему, кстати, идея фонда нравится. Но скорее потому, что лучше «хоть что-то делать в этом направлении, чем ничего».

По какой схеме фонд будет администрировать финансовые потоки, пока не решено. Но уже ясно, что сохранится тендерная система распределения денег. Вряд ли она что-то даст. «Когда ввели эти конкурсы, на которых побеждают те, кто предложил лучшую цену, ничего не изменилось», – говорит директор одной строительной компании. Если конкурс проводится для галочки, на него выставляют заочного победителя и несколько подставных фирм, добавляет оперативник Следственного комитета МВД.

«Законный» же тендер выигрывают другим способом. «Фирма-пустышка предлагает самую низкую цену строительства и короткие сроки, и отказать ей в победе по закону нельзя», – говорит оперативник. Получив деньги, генподрядчик нанимает армию субподрядчиков, но не платит им. Деньги просто исчезают.

Электронные торги тоже не преграда для коррупции. «Рынок строительства дорог очень маленький. В Москве это десять холдингов, у которых есть тысячи дочек», – говорит руководитель стройфирмы. Директора встречаются и договариваются, кому достанется очередной заказ. Дальше чиновник вызывает системного администратора, который отвечает за проведение электронных торгов, и ставит перед ним задачу – сделать так, чтобы выиграла определенная фирма. Так распределяются 95% заказов на дорожное строительство, не скрывают строители.

Когда заказы розданы, начинается самое интересное. «Каждая смета раздута примерно на 40%, – рассказывает директор одной из строительных фирм, – но доля самих строителей в этом всего 10%». Остальное идет чиновникам. Бывает, что откат существенно выше. В результате махинаций с материалами и техникой в карманах оседает еще до 30% стоимости заказа. Например, вместо указанного в проекте дорогого щебня покупают щебень подешевле. Или вместо полагаемых 100 проходов катком по дороге делают 50. «Я видел платежки за цемент, который считался не по весу, а по количеству бетономешалок», – рассказывает собеседник в МВД. В результате таких подмен страдает качество работы. Дороги быстро приходят в негодность, и уже через пару-тройку лет объявляется новый тендер – уже на ремонт.

Минтранс предлагает бороться с этим, обязав строителей отвечать за содержание дорог в течение 12 лет. «Для этого потребуется менять Гражданский кодекс. Договор подряда – это одно. Эксплуатация – совсем другое», – критикует идею собеседник Newsweek в Федеральном дорожном агентстве, которое управляет всем дорожным хозяйством страны. Он считает, что в таком случае строители будут вынуждены сильно повысить расценки, заложив потенциальные риски в стоимость работ. «Ведь никто их не прокредитует на закупку техники для последующего ремонта того, что они построили», – объясняет источник.

Михаил Блинкин из НИИ транспорта и дорожного хозяйства уверен, что предлагаемых мер недостаточно. Но если сделать то, что надо, признает он, это будет «за пределами экономической реальности». Так, по подсчетам Блинкина, акциз в цене бензина должен быть увеличен на 5 рублей только ради того, чтобы поддерживать дороги в нынешнем состоянии. А чтобы хватило на новые дороги, говорит эксперт, литр бензина должен стоить минимум 40 рублей.

ЦИФРЫ 

Опираясь на данные о реальном расходе бензина и действующих ставках налога в Москве, мы подсчитали, кто потеряет или выиграет от предложенной реформы. Результат вполне ожидаемый: новая система налогообложения перекладывает расходы на ремонт и строительство дорог на владельцев недорогих автомобилей.

Транспортный налог включат в цену бензина 

*Как мы считали

Мы взяли данные о расходе бензина на 100 километров в городском цикле* и умножили эту цифру на годовой пробег – 10, 20, 30, 50 или 100 тысяч километров. Получился годовой расход бензина. Согласно предложенной Минтрансом реформе бензин подорожает на 4 рубля с литра. Соответственно, умножив годовой расход на 4 рубля, получаем налоговую нагрузку на автовладельца по новой схеме обложения. 

Мы рассчитали размер налога по старой схеме (транспортный налог) и сравнили два этих показателя. Если автовладелец выигрывает от реформы, мы пишем сумму выигрыша в плюс. Если проигрывает: мы записываем сумму проигрыша в минус.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделитесь с друзьями
Комментарии

  1. -saney

    Да хрен там они его включат в стоимость, так деньги налогоплательщиков пилят как хотят, а так только нефтяные компании с левыми кассами объзаведутся.А так очень хороший законопроект, тому кто реализует памятник при жизни поставить надо.

    Ответить
  2. -s-big

    Я тоже считаю сравнительно справедливым такой налог.Даже не понимаю зачем автор составил такую коньюктурно-фуфлыжную таблицу??? Если владелец УАЗ Патриот наездил за год 100т.км, так пусть заплатит, чего тут не справедливого??? Или справедливей пробежать 100т.км за год, а заплатить дорожный налог 3840р???? А за дороги кто платить будет??? У моего отца четвёрка 1998г , а пробег знаете на ней какой? 39 740км! Представляете как “часто” он ей пользуется, а налог за того парня, который по 100т.км в год наезжает платит.! И не важно что это за авто – УАЗ, Матиз, Калина, Хамер. Ездишь – заплати!

    Ответить
  3. -mazaleks

    Я имею несколько машин. На одной езжу на рыбалку и в лес. На другой перевожу грузы. На третьей путешествую и перевожу людей. На четвёртой езжу по городу и на свидания, на работу. Почему мне надо платить за четыре машины ведь я езжу только на одной и не могу ездить сразу на всех. Я готов заплатить за одну, но какую? Почему я должен платить страховку так же за машины которые стоят в гараже и транспортный налог? Не предлагайте мне ездить на фуре во все места. Вы же не носите один костюм и одни сапоги в лес и ресторан, на работу и на рыбалку.

    Ответить
Добавить комментарий

Adblock
detector